А ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО В НАШЕМ РАЙОНЕ БЫЛ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ?

Предлагаем вам краеведческий очерк  о том, как его создавали и разрушали.

 

Здесь ни души. И всё – душа…

От высоты и красоты захватывает дух! С одной стороны горы открывается вид на голубую  речную долину с выглядывающими вдали крышами домов. С другой – смоляная полосатая пашня и зеленая, уплывающая в бескрайний лес дорога. Всё – как на ладони, как в  первые дни мирозданья – ясно и прозрачно…

 

А под ногами – голубые цветы. И холмы – след того, что когда-то здесь стояли строения. И чуть вдали  –  высохший, но каким-то чудесным  образом до сих пор имеющий ухоженный вид, совсем не заросший яблоневый сад – единственный остаток титанического физического и духовного труда человека в этом пустынном краю.

 

Это Лысая гора – святое и скорбное место. Здесь человеческий дух воспарял к сияющим высотам и здесь же пал на дно преисподней. Здесь была возведена светлая обитель добра. И здесь же совершено страшное злодеяние – ее жестокое поругание.

 

Более полувека на этой горе стоял Троицкий Лысогорский женский монастырь. В послереволюционное лихолетье он был взорван.  Сейчас на этом месте ни души. И всё – душа…

Обитель на горе

 

Старинное село Троицкое является по-своему уникальным. Красивое, богатое, густонаселенное – до революции оно входило в 13 самых больших поселений губернии. Здесь имелись 3  школы, 5 ярмарок, насчитывалось почти 11 тысяч  жителей.

 

Еще до образования монастыря в селе были построены и действовали три храма (они сохранились здесь и поныне). Зарождение Успенского монастыря пришлось на конец 60-х годов XIX века, когда  20 крестьянок в двух верстах к югу от села, на Лысой горе, основали  женскую иноческую общину.

 

В 1878 году состоятельная крестьянская вдова, жена отставного казака из села Макарова Хиония Емельяновна Пашкова купила участок земли и построила на нем жилой дом для совместной жизни сестер.  Затем было испрошено у Преосвященного Воронежского Серафима разрешение о возведении на Лысой горе церкви Успения Божьей Матери. Церковь купили за 1500 рублей в селе Красный Лог. По преданию, этот храм во времена Святителя Митрофана был собором в Воронеже  и его освящал сам святитель. Старый иконостас лысогорским монахиням пожертвовали жители села Поворино. Средства для перевозки церкви более чем за 100 верст и возведения ее на новом месте требовались немалые. Община неоднократно выспрашивала у епархии сборные книжки для сбора подаяний. И зимой 1880 года все же удалось перевезти церковь из Красного Лога (сейчас это село  Каширского района).

 

Крестьяне села Троицкий Юрт, узнав о строительстве церкви на Лысой горе, пожертвовали общине 50 десятин земли здесь же, в урочище, и 31,5 десятины в урочище Листовка. (Это же решение они подтвердили в 1887 году, выкупив у казны эти земли за 2039 рублей). В церкви были освящены два придела: главный  – Успенский – и придел святителя Митрофана.

 

В этот же год вдова управляющего имением графини Пален Варвара Александровна Иловайская, поселившаяся здесь, настоятельница общины Хиония Пашкова и крестьянка села Калмык Ксения Хрынина  для благосостояния будущего монастыря купили на реке Кардаиле Округа земли Войска Донского 218 десятин земли.

 

12 июля 1884 года последовало разрешение епархии о смене Хионии Пашковой в качестве настоятельницы на Варвару Александровну Иловайскую – мать известного историка Дмитрия Ивановича Иловайского. Его дочь – Варвара Дмитриевна – будет первой женой создателя Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина  Ивана Цветаева. Она умрет молодой, оставив мужу двух детей, которые станут сводными братом и сестрой известной русской поэтессы Марины Цветаевой, родившейся у Ивана Цветаева от второго брака.

 

В 1890 году сестринская община была признана Святейшим Синодом, а 27 октября 1895 года вышел Указ о возведении Лысогорской Успенской женской общины в женский общежительный монастырь. Настоятельницей монастыря этим же указом назначалась монахиня Ефграфа, с возведением ее в сан игуменьи.

 

В начале XX-го века в Лысогорском женском Успенском монастыре проживали 98 женщин: 23 монахини, 19 признанных послушниц и 56 непризнанных. Монастырь славился далеко за пределами Новохоперского уезда своей красотой. Святынями обители являлись две местночтимые иконы: Спасителя и Боголюбской Божией Матери

 

В монастыре имелось 28 кирпичных домов, в основном предназначенных для келий. По воспоминаниям старожилов, на территории обители  было очень чисто и нарядно. Красивый небольшой храм, аккуратные постройки, зеленая трава, разноцветные клумбы, белоснежные яблоневые сады. И очень-очень много солнца – на горе ему куда раздолье! Монахини  в своих черных одеяниях были приветливы, но молчаливы, постоянно в усердной работе. Труд они несли  неимоверный! Покупали у Раевских лес – строили жилые здания, разбивали огороды, сады. Ухоженней монастырских огородов не было на селе.  Вода на монастырскую гору поступала из колодца внизу. Слепая лошадь ходила по кругу, толкала колесо, и вода подавалась наверх. Кроме огородов, монахини занимались  разведением скота. Кстати, пуховых коз в Троицкое завезли именно они, от них здесь пошло вязание платков и косынок. Была в монастыре и своя хлебная – пекли хлеб. Всех людей, которые приходили в монастырь, кормили, нуждающимся  помогали продуктами. При монастыре работала школа.

 

Устав в монастыре был строгим, рано читали полунощницу. Каждый день служилась литургия. Вставали в пять часов утра. Было много послушаний.

 

Зимой на горе было особенно тяжело.  Место всем ветрам открытое, мело-заметало сильно.  Но и в морозы монахини не сидели без дела: убирали иконы, стегали одеяла,  вышивали полотенца, пряли пух, вязали, шили.

 

Отрезали косы на храм

 

Перед самой революцией в монастыре был возведен новый каменный храм во имя Иверской Божией Матери. Величественную  соборную Иверскую церковь даже не успели расписать и освятить большим чином. В «Воронежских епархиальных ведомостях» за 1901 год № 21 священник Георгий Алферов писал, что когда строился соборный храм Троицкого монастыря, крестьяне и казаки приводили сюда скот в жертву, приносили множество яиц, а девицы из сел передавали как жертву отрезанные волосы, которые употреблялись при замешивании раствора для кирпича.

 

Бывший директор  Новохоперского краеведческого музея Раиса Алексеевна Дробышева разыскала в архивах села Троицкого уникальный документ – проект Иверского монастырского храма. Посмотрите, какой красавец стоял на пустынной сейчас горе!

Монастырь был в самом расцвете, когда над страной пронеслись черные  вихри перемен. Даже здесь, в уединенном безмятежном местечке, чувствовалось дыхание нависших кровавых потрясений. Менялась жизнь, менялись устои общества… И вот уже в московскую газету «Русское слово» летит телеграмма из Воронежа от 13 ноября 1907 года: «В Новохоперском узде вооруженными грабителями ограблен Лысогорский женский монастырь. Похищены процентные бумаги и деньги. Грабители скрылись». Это был первый звоночек надвигающейся беды. Даже закоренелые преступники не осмеливались воровать в Божьем храме. Видимо, пришло время иных людей…

 

После революции монастырь непродолжительное время продолжал действовать. С 1922 года он стал считаться трудовой общиной. Монахинь называли теперь насельницами. Здесь выращивали зерно, служившее и пропитанием, и обменным фондом, и средством уплаты большого налога. Из 600 пудов, собранных в 1927 году, 390 пудов забрало государство, 110 осталось на посев и только 100 пудов – на собственные нужды. Сестры специально отменили общую трапезу, распределяли зерно каждой отдельно. Большинство стало существовать на выручку от рукоделия и подаяния. Когда Новохоперским РЦИКом было вынесено решение о закрытии общины, то насельницам разрешили взять собой только личные вещи.

 

А в 1930-м храм на горе взорвали. Монастырские строения пошли на строительство школ и ферм. Из щебня, образованного от взрыва, построили дорогу. Дорогу от храма…

Можно предположить, что дальнейшая судьба насильно выселенных из своей обители монахинь была очень грустной. А

 

возможно – и трагичной. Так, в списках Воронежского «Мемориала» по Новохоперскому уезду значатся монахини – Евдокия Филипповна Чашкина, уроженка с. Троицкого, 1880 г.р., арестована 29 ноября 1937 г.р., 15 декабря того же года приговорена «тройкой» к высшей мере наказания, расстреляна 19 декабря; Евдокия Ивановна Попова, уроженка с. Троицкого, арестована 29 ноября 1937 г., 15 декабря того же года приговорена к высшей мере наказания, расстреляна через четыре дня;  Бабичева Евдокия Васильевна, 1877 года рождения, уроженка села Красного, – 15 ноября 1937 г. приговорена к высшей мере наказания, 19 ноября 1937 г. расстреляна в Борисоглебске. Были ли они монахинями именно Успенского  монастыря, неизвестно…

 

Когда монастырь рушили, многие жители села, не побоялись и стали спасать иконы. Рассказывает Вера Васильевна Щербакова:  «Монастырские иконы дедушка с бабушкой  спрятали в сене. Там они пролежали несколько лет. Но потом случился пожар. Удалось спасти всего две иконы. Теперь они хранятся в семье».

 

Лысой эту гору в Троицком  больше не зовут. За ней  до наших времен закрепилось другое название – Монастырская.  Несколько лет назад на горе кто-то поджег траву, пламя разгорелось нешуточное, но монастырский сад огонь чудесно обогнул.

Кроме сада, на месте монастыря сохранилось старое кладбище. Здесь погребали монахинь, но разрешали хоронить и  жителей села.  Деревянные кресты видны издалека, даже из соседнего села Красного. В пасхальные дни, несмотря на то, что путь на гору неблизкий,  местные  жители приносят на могилки разноцветные яички. Существование  монастыря в Троицком  не предано забвению: из поколения в поколение передают местные жители историю о чудесной обители на горе. А не так давно здесь появился памятный крест.

 

***

По преданию, которое упоминается в летописи села Троицкого, в далекие времена на Лысой горе был приют разбойников, правил которыми атаман Пугач.  Шайка грабила  извозчиков, которые шли в Тамбов. Когда же разбойникам стала грозить опасность, они бросили награбленные сокровища в озеро, лежащее ближе к селу под горой, и ушли.

 

Потом на горе был монастырь – обитель света и духовности. Кто поселится здесь следующим? Зло или добро? Ответ на этот вопрос зависит от каждого из нас… Но так хочется верить, что это БУДЕТ ВСЕ-ТАКИ ДОБРО…

Оставить комментарий

Blue Captcha Image
Новый проверочный код

*

Понравилось? Поделись :)

Помоги :) Кликай
Откуда пришли ко мне
  • 0
  • 1 467
  • 4 975
  • 2 552
Bots |

darblizosti